Western East Caucasian workshop, Paris January 2020

Program (PDF file)

Monday 27 Tuesday 28 Wednesday 29 Thursday 30
9T. Maisak
Present(s), future(s) and prospective(s) in Upper Andi
M. Chumakina
Bagwalal verb system and the question of aspectual stems
10S. Kaye
The‘ɬ-complex’in Avar-Andic-Tsezic
K. Roncero
Chamalal verbal system
10-12
Z. Khalilova
Introduction to Bezhta
11K. Filatov
Highlights in Anchiq verbal morphology
G. Authier
A borrowed reflexive construction in Tsez
1212:00 LUNCH12:00 LUNCH
1313:15 LUNCH13-15
J. Pasquereau
Karata & Tukita
1414-16
J. Pasquereau
Karata & Tukita
1515-17
J. Pasquereau
Karata & Tukita
1616-18
Z. Khalilova
Introduction to Bezhta
16-18
Z. Khalilova
Introduction to Bezhta
1717-19
Z. Khalilova
Introduction to Bezhta
1818-20
J. Pasquereau
Karata & Tukita
1919:30 DINNER
2020:30 DINNER20:00 DINNER

Functional-semantic properties of lexis of the Khaydak fairy-tales/Функционально-семантическая специфика лексического состава текста хайдакской сказки – Uzlipat Gasanova (Makhachkala)

Functional-semantic properties of lexis of the Khaydak fairy-tales

Uzlipat Gasanova
(Makhachkala)
The Khaydak Dargwa fairy-tales reflect the mentality, life and fate of the Khaydak people. Noone has been collecting the Khaydak folklore until recently. Only in 2013 the first collection, “Khaydak fairy-tales”, was published, which included 19 fairy-tales which I collected and translated into Russian. For Khaydak tales, it is typical to use synonyms, antonyms, archaic words. Numerals also play a great role, which refer to the number of participants and objects, describe distance, time, or the wealth of protagonists; among the most frequent are the numerals 3, 7, 9, 40, 100 and 1000. Verbs and various verb forms have a special function, expressing modal values and a range of expressive and emotional meanings. Verbs and verb forms are also rich in their stylistic potential. According to our observations, in fairy-tales future tense is not very frequent. To the contrary, the past and the present are used very often.

Функционально-семантическая специфика лексического состава текста хайдакской сказки

Гасанова Узлипат Усмановна, д.ф.н., проф. каф.дагестанских языков ДГУ и каф. гуманитарных и социально-экономич. дисциплин ВГУЮ СКИ МЮ РФ
г. Махачкала
Сказки хайдакского народа являются отражением его менталитета, особенностей быта, его исторической судьбы. Они отражают различный социальный уклад и быт хайдакцев. Сбором и классификацией хайдакских народных сказок до недавних пор не занимался никто. В 2013 г. нами был издан первый сборник «Хайдакских сказок». Данный сборник сказок красочно иллюстрирован кайтагской вышивкой. Сюда вошли 19 сказок хайдакского народа с переводом на русский язык. Хайдакской сказке характерно использование синонимов, антонимов, устаревшей лексики, существительных, прилагательных. Большое значение имеют и числительные. Они дают сведения о количестве предметов, персонажей, героев, определяют расстояние, время, состояние героев, богатство или бедность и т.д. Чаще всего встречаются такие числительные, как три, семь, девять, сорок, сто, тысяча. Особенную функцию в хайдакских сказках выполняют глаголы и глагольные формы. Они играют в текстах сказок особенную роль, выражают модальное и экспрессивно-эмоциональное значения. Глаголы и глагольные формы имеют богатые возможности стилистического употребления. По нашим наблюдениям, в языке хайдакских сказок реже употребляется форма глаголов будущего времени. Наиболее чаще здесь используются формы прошедшего и настоящего времени.

Structural-grammatical analysis of phraseology in Karata folk-tales/Структурно-грамматический анализ фразеологизмов в каратинских сказках – Rashidat Khalidova (Makhachkala)

Structural-grammatical analysis of phraseology in Karata folk-tales

Rashidat Khalidova
(Makhachkala)
The paper concerns the methods of collection and classification of Karata fairy-tales. For data collection, we used the method of interview and audio recording. The texts analysed were those collected by the author and the pupils of Karata schools, as well as the texts from Magomedbekova’s book “The Karata language” (1971). On the whole, Karata tales can be subdivided into realistic tales, magic tales and animal tales. Realistic tales reflect social and everyday conflicts, magic tales are based on mythological stories and legends, and in animal tales the animals are portrayed with human characteristics. In the second part of the talk, the lexical-grammatical structure of phraseological units in Karata tales will be described. Among the most widely-used types of phraseological units, in fairy-tales we see phraseological combinations, phraseological unities and phraseological fussions. As far as the lexical-grammatical types are concerned, one can distinguish between the nominal, verbal, adverbial, adjectival, interjectional phraseological units. Proverbs and saying constitute a group on their own.

Структурно-грамматический анализ фразеологизмов в каратинских сказках

Р. Ш. Халидова
г. Махачкала
В докладе рассматриваются методы сбора и классификации каратинских сказок. При сборе материала был использован метод опроса и аудиозаписи. Анализу подвергается полевой материал, собранный нами и учащимися каратинских школ, а также тексты из монографии Магомедбековой З.М. «Каратинский язык» (1971). Каратинские сказки делятся на бытовые, волшебные и сказки о животных. Бытовые сказки основаны на социальном и бытовом конфликте, многие сказки о животных представлены с наделенными человеческими чертами, волшебные сказки созданы на мифологических рассказах и легендах. Во второй части доклада освещаются особенности лексико-грамматической структуры фразеологизмов в каратинских народных сказках. Наиболее ярким типами устойчивых словосочетаний в сказках являются фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания. При лексико-грамматической характеристике фразеологизмов выделяются: именные, глагольные, наречные, адъективные, междометные; в отдельную группу включены пословицы и поговорки.

Collection of linguistic and folkloric data on Khwarshi/Из опыта сбора и фиксации языкового и фольклорного материала Хваршинцев – Raisat Karimova (Makhachkala)

Collection of linguistic and folkloric data on Khwarshi

Raisat Karimova
(Makhachkala)
The paper describes the author’s experience in the collection and analysis of oral folklore of the Khwarshi people. The first part considers the way fieldwork is conducted: how one can identify good storytellers among the Khwarshi and the Inkhokwari people, how the recording are made (both audio and field recordings in one’s notebook), how the texts are processed and systematized, and the genres are assigned. The collected data can be classified in fairy-tales (magic tales, animal tales, etc.), stories, riddles, counting rhymes, anecdotes, poems and songs, proverbs, lamentations, child folklore, calendar and ritual folklore. The second part considers the use of verb forms in some Khwarshi fairy-tales, stories, proverbs and sayings, praseological units and ritual texts. Among the finite forms, the present and the past are the most frequent, and among the non-finite ones, it is participle, converb and the infinitive.

Из опыта сбора и фиксации языкового и фольклорного материала Хваршинцев

Р.Ш. Каримова, Северо-Кавказский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России)
г. Махачкала
Доклад посвящен опыту сбора, фиксации и изучения устного народного творчества хваршинцев. В первой части доклада отражается работа над собранным полевым материалом: выявление в хваршинской среде – среди собственно хваршинцев и инхокваринцев и других субэтносов – знатоков произведений фольклора; запи¬сь (тетрадные, аудиозапись); обработка текстов и их систематизация, выявление жанровых разнообразий. Собранный материал группируется на сказки (бытовые, волшебные и сказки о животных), рассказы, загадки, считалки, анекдоты, стихи и песни, пословицы, поговорки, плачи и причитания, детский фольклор и календарно-обрядовые произведения. Во второй части доклада рассматриваются и анализируются употребления глаголов и глагольных форм на материале некоторых хваршинских сказок, рассказов, пословиц и поговорок, фразеологизмов и обрядовых песен. Из финитных глагольных форм чаще всего встречаются формы настоящего и прошедшего времени, а из инфинитных – причастие, деепричастие и инфинитив.

Bezhta text corpus/Бежтинский корпус текстов – Zaira Khalilova (Makhachkala)

Bezhta text corpus

Zaira Khalilova
(Makhachkala)
Bezhta text corpus includes texts of various genres: fairy-tales, stories, biographies, dialogues, etc. There are about 65,000 tokens in the corpus, and the corpus lexicon includes about 4,000 lexical and morphological items. The most frequent tense-aspect verb forms in the corpus are the witnessed past and the present. Quite commonly, the Bezhta present corresponds to the Russian past tense. Also in Bezhta, the infinitive can head independent clauses, in particular in questions the infinitive corresponds to the Russian finite future.

Бежтинский корпус текстов

Халилова Заира
Махачкала
Бежтинский корпус текстов содержит тексты разных жанров: сказки, истории, биография, диалоги, и другие. Бежтинский корпус тексов содержит около 65000 знаков, а также словарь около 4000 слов и морфем. Наиболее часто в текстах встречаются такие временные формы как прошедшее заглазное и настоящее время. Очень часто настоящее время бежтинского языка в текстах соответствует прошедшему времени в русском языке. В бежтинском языке инфинитив может возглавлять финитное предложение, а именно, инфинитив в вопросительном предложении, который соответствует глаголу будущего времени русского языка.

Collection of linguistic, folkloric and ethnographic data on Bezhta/Из опыта сбора и фиксации языкового, фольклорного и этнографического материала бежтинцев – Mazhid Khalilov (Makhachkala)

Collection of linguistic, folkloric and ethnographic data on Bezhta

Mazhid Khalilov
(Makhachkala)
The paper describes the author’e experience in the collection of linguistic, folkloric and ethnographic data of the Bezhta people, including various aspects – the choice of native speakers, text processing, genre categorization etc. The collected data can be classified in phraseological units, proverbs and sayings, fixed expressions, as well as wishes, swear words, curses, songs (child songs, love lyrics), lamentations, riddles, counting rhymes, tongue-twisters, etc. The ethnographic part to be discussed includes Bezhta beliefs and superstitions, dream interpretations, clan symbols, cattle marks, child games. The second part of the talk will show the use of verb forms in Bezhta riddles.

Из опыта сбора и фиксации языкового, фольклорного и этнографического материала бежтинцев

М.Ш. Халилов
Махачкала
В докладе отражается конкретный опыт сбора и фиксации языкового, фольклорного и этнографического материала бежтинцев и работа над ним (подбор информантов, обработка текстов, деление их по жанрам). Собранный материал дифференцируется на фразеологические единицы, пословицы, поговорки, крылатые и устойчивые выражения, а также благопожелания, поучения, бранные слова, проклятия, песенный фольклор (детский фольклор, любовная лирика), плачи и причитания, заговоры, загадки, считалки, скороговорки и забавные выражения. Из этнографии рассматриваются бежтинские народные поверья, приметы, толкования сновидений, родовые (бытовые) знаки, ушные метки животных для обозначения принадлежности и народные игры для детей. Во второй части доклада рассматривается употребление глаголов и глагольных форм на материале бежтинских загадок. Маджид Шарипович Халилов профессор, доктор филологических наук, завотделом лексикологии и лексикографии Института языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра РАН;

Collecting the Rutul folklore / Опыт сбора рутульского фольклора – Svetlana Makhmudova (Moscow)

Collecting the Rutul folklore

Svetlana Makhmudova
(Moscow)
Our paper concerns the Rutul folklore (fairy-tales, legends, proverbs, sayings, etc.) and the methods of its collection in those places where the Rutuls live. All data collection relies on the confidential relations between linguists and native speakers, who provide the linguistic data. Usually, as storytellers, people of older age from different villages have been employed, as we aim at the documentation of different dialects in their original form. We try to publish the collected data, when it becomes clear that the necessary amount of data is ready. Given that Rutul is highly endangered, in the timely publicaton of raw results we see one of our main tasks. Even the transcription, translation, comments can be done later, when all the possible data will have been collected. While working on the recorded speech, we got a deeper understanding of the reported speech phenomenon, which was used by all the storytellers in a similar way. Among other interesting phenomena to which we paid special attention while working on texts are verb forms, preverbs, converbs, adverbial forms, among others.

Опыт сбора рутульского фольклора

С.М.Махмудова, доктор филологических наук, профессор кафедры “Лингводидактика и межкультурные коммуникации” факультета “Иностранные языки”
МГППУ
Наша работа посвящена фольклору рутульского языка – сказкам, легендам, пословицам, поговоркам и т.д. , а также опыту его сбора в местах компактного проживания рутулов. Способ сбора материала основывается на взаимно доверительных отношениях с информантами, учеными – исследователями рутульского языка, которые также помогают в задаче, предоставляя собранный материал. Информантами служат в основном рутулы старшего поколения из разных селений, причем мы стараемся собрать материал на том диалекте, на котором найден материал, чтобы сохранить сведения также и о диалектах. Собранный материал мы стараемся опубликовать, когда приходит понимание, что основной массив уже собран. В силу того, что рутульский язык находится под серьезной угрозой исчезновения, мы видим свою задачу в том, чтобы успеть опубликовать как можно больше материала. Транскрибирование, перевод, комментирование текста, на наш взгляд, можно сделать и потом, когда вначале весь возможный материал будет собран. Работа над речью носителей языка помогла понять устройство такого феномена, как косвенная речь, которая всеми информантами строилась достаточно однотипно. При работе над текстами обнаружились очень интересные грамматические особенности, которые позволили понять грамматику языка: глагольные формы, превербы, конвербы, формы наречий и т.д.

IFEA Workshop Venue and orientation Map

KML-LogoFullscreen-LogoGeoJSON-LogoGeoRSS-Logo
Istanbul Workshop

loading map - please wait...

IFEA Istanbul: 41.031553, 28.976735
Airport shuttle: 41.040706, 28.985517
Taksim square: 41.036943, 28.985142
Şişhane metro station: 41.028681, 28.975035
Büyük Londra Hotel: 41.032524, 28.973124
Swedish Institute (accomodation): 41.028520, 28.973462
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
IFEA Istanbul
Nur-I Ziya Sokak 10 İstanbul, Turquie
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
Airport shuttle
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
Taksim square
Place Taksim İstanbul, Turquie
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
Şişhane metro station
Şişhane İstanbul, Turquie
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
Büyük Londra Hotel
marker icon
icon-car.png Fullscreen-Logo KML-Logo
Swedish Institute (accomodation)

Continue reading